Интервью Есаулова для газеты Труд

Небандитский Петербург
С 6 февраля на НТВ стартует второй сезон сериала «Ментовские войны». В новых сериях полюбившийся зрителям супергерой Роман Шилов продолжает борьбу с несправедливостью. Новые дела, новые удары судьбы. Во время задержания погибает возлюбленная Шилова – Ольга (возлюбленную зовут Юлия, а задержание тут не при чем.- Прим. Администратора сайта), да и сам Шилов долго будет балансировать на грани жизни и смерти…
Знакомый сотрудник правоохранительных органов, внимательно отслеживающий ход событий в сериале «Ментовские войны», в разговоре с корреспондентом «Труда» посетовал на то, что авторы раскрывают слишком много чисто профессиональных технических деталей, по сути дела рассекречивая методы следственной работы. В преддверии показа мы решили побеседовать на эту тему с начальником отдела расследования убийств, подполковником ГУВД МАКСИМОМ ЕСАУЛОВЫМ, который вот уже шестой год в соавторстве с профессиональным сценаристом Андреем Романовым пишет истории о суровых буднях настоящих мужчин без страха и упрека.

– Насколько справедливы упреки сыскарей?
– Мы с Андреем Романовым ничего секретного не раскрываем. О каких тайнах можно говорить, когда на рынке запросто можно купить диски с записью секретных приказов по органам милиции. Более того, многие мои коллеги по работе частенько придираются к деталям, обращают внимание на неточности. Приходится объяснять, что я намеренно искажаю некоторые вещи, чтобы как раз не выдавать тонкостей следственной работы.

– Сегодня так много различных сериалов о милиции. Насколько все то, что мы видим на экране, соответствует реальности?
– В большинстве своем это не имеет отношения к жизни. Вот «Улицы разбитых фонарей» еще были похожи на правду, пока сценарии писал Кивинов, поскольку он сам много лет проработал в органах. А вот скажем «Бандитский Петербург» – это очень неплохой детектив, но он далек от жизни, потому что авторы фильма черпают сведения в основном из книг и фильмов, а это не самые достоверные источники. «Ментовские войны» – это тоже не слепок из жизни. Но я изначально не ставил перед собой задачу достоверно отобразить те или иные события. Для меня было важно передать атмосферу. Ведь милиция – это сложная и противоречивая система. У нас ее видят однобоко. А я хотел донести определенную правду.

– А какой резонанс вызывает картина у ваших собратьев по оружию?
– По-разному люди реагируют. Многие говорят, что интересно и правдиво. А некоторые заявляют, мол, у тебя опера слишком сытые. На что я отвечаю им: а вы на себя в зеркало посмотрите. Интересно, что чаще всего узнают как бы своих знакомых люди с другой стороны баррикад. Звонят представители криминального мира и говорят: «А ты здорово этого изобразил». Я говорю: «Да я и не имел его в виду!» Нет, отвечают, мол, мы-то точно знаем, кто там у вас есть кто…

– Роман Шилов – настоящий мужик, гроза бандитов и предмет мечтаний для любой женщины. У него есть какой-то прототип или же это собирательный образ?
– Это собирательный образ, в котором улавливаются черты многих людей, работающих со мной. Саша Устюгов, сыгравший Шилова, молодец. Его участие в проекте – большая удача. Он очень здорово уловил образ нашего героя. Перед началом съемок мы много с ним общались, он интересовался деталями, нюансами, которые впоследствии очень точно использовал в картине. В нем подкупает его неоднозначность, ведь он далеко не положительный персонаж…

– Как правило, успешные сериалы на телевидении ожидает нескончаемая вереница продолжений. Насколько бесконечен ваш проект?
– Над третьей частью мы с Андреем работаем в данный момент, но думаю, что такой человек, как Шилов должен будет уйти. Слишком уж он многим мешает. Ведь сегодня люди работают в органах по трем причинам: одни сидят в ожидании скорой пенсии, другие откровенно зарабатывают деньги, а третьим просто интересно заниматься этим делом. Но таких убежденных романтиков меньше всего. И мой Шилов из этой породы.

– А не явился ли незабвенный комиссар Каттани в какой-то степени предтечей вашего героя?
– Нет, но в свое время «Спрут» и Корадо Каттани повлияли на мой выбор профессии. В то время, когда я оканчивал школу, на экран вышла целая обойма франко-итальянских фильмов про полицию. И мне тогда казалось, что там, на Западе, интереснее работать копом, потому что у них есть настоящие преступники, а у нас нет. Ну а потом жизнь все расставила на свои места.

– А самому не хотелось бы поработать на Западе?
– Нет, я уверен, что в органах можно работать только там, где ты родился и вырос, потому что тогда ты хорошо понимаешь специфику жизни в этом месте и психологию людей, их логику. Я, например, не мог бы работать в милиции ни в каком другом городе, кроме родного Санкт-Петербурга.

– Есть расхожее словосочетание «бандитский Петербург». Считается, что Питер занимает лидирующее место по уровню преступности. Насколько это соответствует истине?
– Это искусственное понятие, которое в свое время было выдумано по ряду причин. В то время прошел целый ряд политических процессов. И как только произошли кардинальные изменения в жизни города – миф рухнул.

– И тем не менее большинство криминальных сериалов снимается именно в Санкт-Петербурге…
– В Питере просто снимать дешевле, а инфраструктура практически такая же, как в Москве.

© Мария Дмитрашек Газета «Труд» №017, 02.02.2006 г.

Вы можете пропустить чтение записи и оставить комментарий. Размещение ссылок запрещено.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.